Нож по сердцу – каждый гол вратарю. К 50-летию Олега Лавруха

19 июля 2014 г.

19 июля бывшему голкиперу хабаровского СКА Олегу Лавруху исполняется 50 лет. Юбиляру посвящена публикация Дмитрия Иголинского.

…Август 1987 года. Автор этих строк с группой болельщиков отправился в Комсомольск-на-Амуре на игру хабаровского СКА с местным "Амуром". Тот поединок армейцы выиграли — 1:0. Главным же героем встречи стал вратарь гостей Олег Лаврух, неоднократно спасавший свою команду.

Так вышло, что на обратном пути компания болельщиков ехала с победителями в одном поезде. Естественно, мы не упустили возможности пообщаться с игроками и взять у них автографы. Правда, нашего голкипера увидеть не удалось: он по каким-то надобностям задержался в городе юности.

Программка с того давнего матча до сих пор хранится у меня в архиве. На встречу с Олегом Лаврухом я специально взял ее с собой, чтобы спустя почти 27 лет он наконец поставил свой автограф.

— Я до сих пор помню этот матч, — сразу оживился мой собеседник, увидев пожелтевшую программку. — Коля Липинский, украинский хлопец, которому довелось в ту пору служить в Хабаровске и играть за СКА, забил единственный мяч. Ну а я тогда впервые приехал в Комсомольск-на-Амуре в качестве… соперника местного клуба. До этого ведь несколько сезонов играл в "Амуре", хорошо знал ребят, тренеров.

— По ходу игры комсомольские болельщики то и дело говорили: "Смотри, что вытворяет наш Лаврух!". Для местной публики вы по-прежнему оставались своим парнем, хотя и играли против их любимой команды. Я тогда даже подумал, что вы родом из города юности…

— На самом деле я родился в Артеме Приморского края. Правда, мое детство прошло уже в Хабаровске. Жили в районе Авиагородка, где я и начал заниматься футболом. Ну а потом узнал о наборе в детско-юношескую школу СКА и попал в группу к уважаемому тренеру Виталию Ивановичу Гаевскому. Практически сразу стал вратарем. Тренировки у нас проходили на запасном поле стадиона имени Ленина (сейчас на этом месте легкоатлетический манеж), на котором занималась и главная армейская дружина. Помню, с каким интересом наблюдал за Геннадием Рютиным, Владимиром Бычеком, Владимиром Козловым, Геннадием Смирновым… Мог ли тогда представить, что спустя годы окажусь вместе с ними в одной команде?

— Ну и когда тренеры СКА обратили на вас внимание?

— В начале 1983 года меня поставили на ставку в команду, которая тогда выступала в первой лиге первенства СССР. Тренировал армейцев в ту пору Валентин Иванович Афонин, а Борис Тимофеевич Семенов являлся начальником клуба. Меня даже взяли с собой в межсезонье на тренировочные сборы в Кудепсту. Однако понюхать пороха союзной первой лиги мне так и не удалось. В команде были два опытных голкипера Виталий Кушнарев и Леонид Скрыльников. Меня же за игровой практикой отправили в комсомольский "Амур", выступавший в турнире рангом ниже. Три сезона я отыграл за клуб из города юности, а в конце 1985 года меня на костылях, с гипсом на ноге… призывают на военную службу. "Не переживай, в армии тебе операцию сделают", — успокоили меня в военкомате. Благо, служить пришлось недалеко от дома — на 49-м километре. А в 1986 году я оказался в спортроте и вновь чуть было не попал в родную команду. Но тогда (дело было накануне старта) состав армейцев был уже укомплектован, поэтому заявлять меня не стали, но на карандаш, так сказать, взяли. Тот сезон сложился для клуба неудачно, и по его итогам хабаровчане лишились прописки в первой лиге. Некоторые игроки покинули команду, в том числе и будущий голкипер сборной Латвии Олег Караваев. В коллективе остался только его дублер Константин Кольдюшов. Вот вместе с ним я и стал готовиться к сезону-1987. Поначалу тренеры больше доверяли Косте. Но в кубковом матче в Благовещенске меня проверили в деле. Видимо, сыграл неплохо и затем уже прочно занял место в воротах.

— Олег, в сезоне-1987 армейцы показывали добротную игру, дома вообще не потеряли ни одного очка, выиграли зональное первенство, и только неудача в переходном турнире не позволила клубу вернуться в первую лигу. Кстати, тогда в СКА играл впоследствии известный защитник столичного "Спартака" и сборной Андрей Иванов, который, увы, рано ушел из жизни…

— С Андреем мы познакомились еще в спортроте. В 1987 году вместе оказались в СКА. Помню, он, москвич, сильно удивлялся, что у нас в магазинах селедка и палтус продаются. Высокий симпатичный парень, игру читал неплохо. Но известная русская болезнь его сгубила. Пока еще играл, держался, а потом… Впрочем, курить Иванов начал рано. В армию маму ему постоянно посылками присылала импортные сигареты. Я к тому времени тоже стал покуривать. Главный тренер Леонид Васильевич Назаренко и его помощник Анатолий Петрович Сладков нас за это гоняли. Как-то на сборах мы с Андрюхой пошли на хитрость: сидим в лоджии, курим, нас не видно, только дым идет (улыбается). Но во всем, конечно, надо знать меру. А вот ее-то Иванов не знал…

А вообще у нас в той команде было много личностей. Еще играли ветераны Владимир Бычек, Александр Колповский — цемент нашей обороны. В хорошей форме был главный снайпер СКА Владимир Козлов, в расцвете сил находились Олег Скоркин, Сережа Козлов. Свой вклад вносили и приезжие ребята — Олег Стогов, Сережа Арсланов, Андрей Профис, Юра Кривченко, Коля Липинский… Поиграл я и с будущим судьей ФИФА Игорем Захаровым. Игорек уже тогда, видно, задумывался о карьере арбитра. Порой даже выходил со свистком в тренировочных матчах, когда по какой-то причине не принимал в них участие. Многие ведь рефери сами не играли. А Захаров выступал на высоком уровне, хорошо знаком со всеми футбольными тонкостями и хитростями игры. Вот и дорос до таких вершин в судействе. Выходил я на поле и вместе с нынешним генеральным директором "СКА-Энергии" Сергеем Фельдманом. А какой у нас был администратор команды! Юрий Парфенов — настоящая легенда хабаровского футбола. Своим оптимизмом, пафосными речами он буквально заводил ребят. Жаль, Константиныч рано ушел из жизни.

— А как вам работалось с Леонидом Назаренко, который в ту пору считался одним из самых молодых тренеров в СССР?

— Да, Бычек с Колповским были даже старше его. Что можно сказать о Васильиче? Человек он был требовательный, но работать с ним было интересно. Назаренко ведь поиграл в ЦСКА, в олимпийской сборной… Конечно, были у него и свои любимчики, но общий язык с наставником всегда находил. В тренировочных матчах Леонид Васильевич нередко сам выходил на поле, хотя из-за тяжелой травмы игровую карьеру закончил рано. Но потом Назаренко покинул СКА. Ушло и много игроков, а команду возглавил Владимир Бычек, с которым еще вчера вместе выходили на поле. Соперники нас, конечно, продолжали уважать, но игра клуба в сезоне-1988 у армейцев как-то сразу не заладилась. Создавалась, по сути, новая команда. У меня тоже не все получалось. Дело в том, что еще на предсезонке в матче с алма-атинским "Кайратом" известный форвард Евстафий Пехлеваниди буквально влетел в меня сзади, и я серьезно травмировал правую руку. Играл на уколах. Это сейчас футболист со своим большим контрактом сто раз подумает, стоит ли ему выходить с травмой и рисковать своим здоровьем. Для игроков же моего поколения честь родной команды много значила. Надо — значит надо.

— Кстати, как раз в 1988 году вам удалось во Владивостоке в поединке Кубка РСФСР с извечным соперником "Лучом" парировать сразу два пенальти!

— Было дело. В первом случае мне, правда, повезло: Юра Ковальский отправил мяч прямо по центру ворот, и я ногами сумел отвести угрозу. А Валера Богданов пробил в левый от меня угол, но я вовремя среагировал и парировал "снаряд". Кстати, спустя годы, когда играл уже за "Луч", повторил это достижение: в товарищеском матче с корейцами тоже отразил два пенальти.

— Сезон-1988 Олег Лаврух отыграл практически без замен, но затем в клуб пришел Эльхан Расулов и на два года застолбил за собой место основного голкипера…

— Расулов — опытный вратарь, успевший поиграть за "Нефтчи" (Баку), ЦСКА, СКА-"Карпаты" (Львов). Я к тому же в 1989 году на тренировке сломал ногу. Юра Шпирюк "постарался", но он, конечно, не специально (улыбается). В общем, на некоторое время вынужден был оставаться вне игры. Но надежды не терял. А в 1991 году наша команда по-настоящему "выстрелила", заняв в зональном турнире второе место. И мне приятно, что имею к этому непосредственное отношение (в том сезоне Лаврух сыграл 34 матча. — Прим. авт.). Отличная у нас тогда подобралась бригада. Подросла молодежь — Юра Шпирюк, Андрей Молчанов, Леша Поддубский, Илья Макиенко. Игорь Протасов 17 мячей наколотил, по-прежнему хорош был Олег Скоркин, здорово помог и Вадик Мыськив. Пришлись ко двору Дима Бориско и Валера Харламов. Жаль, что сохранить ту команду не удалось. Вскоре распался Союз, и у футболистов начались большие проблемы. В душе появилось опустошение и моральное, и физическое… Я сыграл девять матчей и ушел. Семью ведь надо было кормить.

— Однако в 1994 году вы оказались во владивостокском "Луче". Соскучились по футболу?

— Дело было так. В конце 1993 года звонок в дверь. На пороге — начальник "Луча" Николай Крашенинников: "Мы хотим пригласить тебя в команду". Моему удивлению не было предела: "Я же год мяча не видел", — отвечаю. Но меня все же уговорили. Тогда "Луч" тренировал Виталий Мирославович Коберский, который сделал ставку на дальневосточников В команде образовалась целая диаспора из Хабаровска — Олег Скоркин, Игорь Протасов, Вадик Мыськив, Илья Макиенко. Так я еще на сезон продлил себе игровую карьеру. Потом немного поиграл на первенстве края за вяземский "Локомотив", который тогда как раз тренировал Владимир Бычек. И после этого окончательно покинул ворота. Знаете, от футбола надо получать удовольствие. Свое я уже отыграл…

— Можно узнать, чем занимается бывший вратарь сейчас?

— Уже пятнадцатый год работаю в торговом доме "Кио" начальником транспортного цеха. Бывает, что домой прихожу поздно и в выходные загружен. Но такие беспокойные хлопоты меня не напрягают. Вообще люблю быть востребованным. С бывшими партнерами часто перезваниваемся, но редко видимся и порой, увы, по грустному поводу. Вот в январе хоронили Сережу Козлова. Отличный был парень, до конца преданный футболу. Я с ним дружил, а жену Сергея Наташу знаю вообще с детских лет, мы когда-то вместе в пионерском лагере отдыхали. Недавно вот ушла еще одна легенда хабаровского СКА Геннадий Рютин…

— Не хочется заканчивать беседу на грустной ноте. Давайте вернемся к вратарской доле. У Владимира Высоцкого есть песня, посвященная знаменитому Льву Яшину. Там есть такие строчки: "Нож по сердцу — каждый гол вратарю". Вы с такой формулировкой согласны?

— Разумеется. Многие свои пропущенные голы помню до сих пор, даже те, в которых моей вины вроде и нет. Хотя знаете, не берущихся мячей не бывает. Каждый удар теоретически можно отбить. Как говорил Владимир Бычек, "не берущийся мяч только тот, который пересек линию ворот". Навсегда запомнил слова и известного в прошлом голкипера СКА Евгения Кожемяко: "Если мяч тебе попал хотя бы в ноготь, он должен улететь на угловой". А футбол мне, между прочим, по-прежнему снится. Только в последнее время все чаще вижу один сон. Будто мне сейчас выходить на поле, а форма осталась в гостинице…


Дмитрий Иголинский,
OneDivision.ru, 17.07.2014


Обсуждение: