Владислав Никифоров: Такая вот вечная молодость

3 августа 2015 г. / PRO Футбол

Владислав Никифоров выступает на высшем уровне уже почти десять лет. При этом он всего раз покидал «СКА-Энергию», когда откликнулся на предложение из «Химок». Но быстро вернулся. Своей карьерой он доволен: за время, проведенное в футболе, Никифорова и называли «русским Савиолой» и, в буквальном смысле, носили на руках. Об этом и многом другом Владислав рассказал в своем интервью. А также поделился очередной байкой про Сергея Горлуковича.

– Ваш дебют за СКА в 17 лет получился очень ярким. Помните подробности того матча в 2006 году?

– Это был мой первый профессиональный сезон и первая игра. Открытие сезона в Краснодаре. Мы уступали 0:1, играли в меньшинстве. Оставалось минуты три. Я разминался рядом со Славой Чадовым и сказал ему: «Представляешь, сейчас бы выйти и забить». Только это сказал, как слышу Горлуковича: «Никифоров, сюда». Я быстро переодеваюсь. Первая же атака – Саня Димидко мне дает пас, и я одним касанием принимаю, а вторым – бью. И забиваю! Эмоции? Помню, что побежал. Андрюха Порываев острил потом: «Если бы я тебя не поймал, то ты за стадион бы выбежал».

– После этого на Вас посыпались комплименты. Даже на болельщицких форумах писали фанаты из других городов, что на Дальнем Востоке юный бомбардир растет. Кто дал самый звучный аванс?

– Я особенно за этим не следил. Меня тогда все подбадривали. «Старики», которым было по 33-35 лет – вроде Алексея Поддубского, – стали активно помогать. Наш тренер Горлукович выпускал меня с удивительной задачей : «Просто играй, как можешь». Без всяких призывов сыграть так или по-другому.

– От характера Горлуковича не пострадали? Он же горячий, вспыльчивый.

– Он ведь мог и запустить чем-нибудь при разборе игры. Один раз бутса Вити Файзулина в стену воткнулась – настолько сильно он ее швырнул. Но с ним мы в хороших отношениях. Он ведь меня первым выпускать начал, при нем я первые голы забил. В 2010 году, когда он вернулся в Хабаровск, то подозвал к себе и спросил: «Сынок, ты при ком заиграл?». «При Вас», – говорю. Он: «Не вижу благодарности». И мы пошли с ним в Дьюти Фри. А уже в другой раз, уже после его окончательного ухода из СКА, мы встретились в Новогорске. Разговорились. И уже в конце он пошутил: «Будут деньги и икра – приезжай, гостем будешь».

– В 2011 году на встрече с болельщиками Вы честно признались, что согласны уйти вообще в любой клуб РФПЛ, включая «Томь», а в итоге стали одним из главных старожилов СКА.

– Если уйти к другой команде из ФНЛ «под задачу» пробиться выше, то это интересно, а переходить к другим середнякам – это бессмысленно. Предложения бывали, но не конкретные. Так, через агентов интересовались. Но у меня всегда был действующий контракт, и уйти, мне казалось, просто неэтично.

– Несколько лет назад Вы вообще перестали попадать в состав и даже обмолвились, что подумываете уйти из СКА.

– Это было при Григоряне. Я совсем мало тогда играл. Изредка выходил, в основу почти не попадал. Действительно подумывал уйти, но в январе пришел новый тренер – Дараселия, – и я передумал. С Григоряном получилось вообще загадочно. Когда он пришел, то у меня случилась травма, и он каждый день звонил: «Ты будешь играть постоянно, выздоравливай». А потом прошло полгода, и он не то, что выпускать на поле, но даже здороваться перестал – жал всем руки, а потом пропускал меня и шел дальше. То же самое на тренировке. Стоило сделать неверную передачу – долгий разбор. С чем связано – не знаю. Выдержать все это было непросто. Но у меня получилось.

– Тем не менее один раз Вы «СКА-Энергию» покинули и переехали в «Химки». Что там запомнилось особенно?

– Мне перед тем уходом говорили: «Не бойся уходить, всегда вернуться можешь». А в «Химках» было здорово. Очень хороший был коллектив. Дружили, причем вне зависимости от возраста. Меня старшие ребята вроде Чичкина или Антипенко могли закинуть на плечо и пронести. Просто ради шутки. Всегда вспоминаю с радостью те времена.

– Тренером той команды был Славолюб Муслин, который прозвал Вас «русским Савиолой».

– Я едва приехал в «Химки» на сборы. Вызывали каждого человека на собеседование и обсуждали с ним перспективы. Мне Муслин на такой встрече сказал, что хочет оставить, но, скорее всего, в «дубле». Мой агент, узнав об этом, сказал, что в таком случае правильнее с «Луч-Энергией» контракт будет заключить. Но на следующий день была товарищеская игра, и я кого-то в ней красиво обыграл. Слышу с бровки: «Савиола!», причем от Муслина. А уж после игры только и слышал от него: «Ты подписал уже контракт? Подписывай скорее»".

– В «Химках» Вы были лидером РФПЛ по количеству выходов на замену – их набралось почти 20.

– Для меня тогда это было не важно. Просто играть и то было в радость, а в основе ли я выходил или на замену – разницы не было.

– А почему вернулись из «Химок»?

– Тренером был Сарсания. При нем я сперва был «железным» игроком. А потом то один раз поменяют человек десять, то еще раз столько же. Постепенно и я стал выпадать. Подошел к нему, спросил, уходить ли мне. Он ответил честно, что да, если есть варианты, то конечно. А тут как раз позвонил Сергей Фельдман, предложил вернуться. Я тут же согласился, поехал в аренду. Потом у «Химок» начались проблемы с деньгами, и я вернулся в Хабаровск насовсем.

– Что жалко в «Химках» больше всего?

– Арену. Ни у «Динамо», ни у многих других московских команд своего стадиона нет. А тут построили такой шедевр по последнему слову моды.

– Раннее возвращение не связано с вашим ростом? У нас считается, что форвард должен быть обязательно высоким, а Вы не подпадаете под такие запросы.

– Но бывают же и невысокие форвады в мировом футболе – Агуэро, Марадона... А я уже редко играю в атаке. Разве что при Протасове, когда забил за один круг в ФНЛ пять голов. Последнее время меня ставят на фланги в полузащиту. Там другие задачи.

– Вы настоящий ветеран «СКА-Энергии». На Вашей памяти были моменты у команды хуже, чем сейчас?

– Пара сезонов – точно. Вспоминаю 2010 год, например. Завершаем сезон, и надо выиграть четыре игры из восьми. В итоге выиграли семь из восьми и «вывезли». Или взять, хотя бы, прошлогодний результат. Концовка до последнего тура была нервозная – решалось, вылетим ли. Хорошо, что удачно закончилось.

– А серия из более 30 матчей без голов Вас сейчас не гнетет?

– Да как «не гнетет». Конечно, переживаю. В том сезоне насчитал где-то девять стопроцентных моментов, когда не забил. Неприятно, когда напоминают про серию.

– Зато сейчас Вы, наверное, самый авторитетный человек в команде. Берете на себя задачу адаптировать футболистов к городу, или для них Хабаровск – это не экзотика?

– Климат наш они переносят спокойно, а вот вечные перелеты, конечно, пугают. Помню, Аслан Дудиев в начале сезона как-то заметил: «Как вы так летаете? Вам надо памятники поставить». А вот Давид Цораев вообще, прилетев на игру, тренеру заявил: «На меня не рассчитывайте, мне и так тяжело после самолета». Причем случилось это под конец сезона. Бывало, что с трудом переживали все это, да, но редко. А что касается жары и духоты, то и мне тяжко. Недавно во время матча с «Соколом» четыре килограмма потерял.

– Знал человека из Вашего родного Вяземского, который лет восемь назад гордился тем, что знал Вас лично, но утверждал, что у Вас даже в юном возрасте было много золотых украшений. Потому что так Вы показывали, как много зарабатываете.

– На самом деле, украшений у меня никогда много не было. Разве что вот эта золотая цепочка, но её подарил отец. Просто собрал все золото дома – сережки, часы, какие-то еще мелочи, – отнес, переплавил и подарил мне цепь для крестика. Вот так и ношу теперь. И обручальное кольцо вот. Но его надел месяц назад.

– Причем женились Вы едва ли не одновременно с Антоном Купчиным. Так договорились?

– Нет, случайно. Это случилось в межсезонье. Так-то я не хотел заранее планировать свадьбу. А в этом году мы заканчивали сложный сезон и едва не вылетели. Я и пообещал своей девушке, что если останемся в ФНЛ, то поженимся – прямо во время отпуска. Чтобы ничего не отвлекало. Место сохранили – я свое обещание выполнил. Всего две недели между заявлением и свадьбой. Антон женился 5 июня, а я 6 июня. Почти сразу после этого улетели на сбор.

– Живете в одном доме с другими футболистами?

– Да, на улице Истомина. Часто так бывает, что жена видит, как другие возвращаются с тренировки, а я все никак не прихожу. Это потому что люблю после занятий еще сам поработать над собой. Но потом слышу шутливые вопросы от жены: «Где был? Почему другие уже дома, а ты гуляешь непонятно где?».

– Футболисты из небольших городков обычно в интервью рассказывают страшные истории про то, как футбол их спас от вредных привычек и дурной компании.

– У меня не было ничего похожего. Всегда старался радовать родителей, учиться хорошо. Думал получать юридическое образование. Но потом стало получаться в «СКА-Энергии». Ездили на юношеские турниры. А уж когда попал в основную команду, то это превратилось в профессию, жизнь, хобби – все, что угодно. Без футбола я себя не представляю.

"PRO Футбол", №2 (113), 03.08.2015


Обсуждение: